Психология. Журнал Высшей школы экономики, 2023 (4) http://psy-journal.hse.ru ru-ru Copyright 2023 Sat, 25 Nov 2023 18:19:04 +0300 Вступительное слово https://psy-journal.hse.ru/2023-20-4/875483179.html Роль мотивации к защите окружающей среды в детерминации проэкологического поведения https://psy-journal.hse.ru/2023-20-4/875483543.html В условиях ухудшающегося состояния окружающей среды и изменения климата важное значение приобретает изучение проэкологического поведения и его детерминант. Целью нашего исследования явилось изучение роли мотивации к защите окружающей среды в объяснении проэкологического поведения в России. Объяснительная роль мотивации рассматривалась также относительно двух других сильных предикторов проэкологического поведения: экологической обеспокоенности и связи с природой. В исследовании, имеющем корреляционный дизайн, приняли участие 462 респондента (56.7% женщины; Mвозр. = 36.73, SD = 11.77; 56.5% имели высшее образование; 60% были жителями мегаполисов). Данные анализировались с помощью множественного регрессионного анализа и анализа доминантности. Среди самодетерминированных форм мотивации внутренняя и интегрированная положительно объясняли проэкологическое поведение, при этом интегрированная мотивация объясняла все его виды. Идентифицированная мотивация не была связана с поведением. Среди несамодетерминированных форм интроецированная мотивация положительно предсказывала поведение, внешняя мотивация показала смешанные результаты, амотивация была отрицательным предиктором. Пол, возраст и размер города положительно предсказывали поведение, уровень образования и уровень дохода — отрицательно. Интегрированная мотивация была доминантным предиктором для управления отходами, социальных действий и ресурсосбережения. Возраст, доход и уровень образования выступили маргинально доминантными, по сравнению с интегрированной мотивацией, предикторами экопотребления и климатического поведения (направленного на снижение углеродного следа). Внутренняя мотивация, амотивация, биосферическая обеспокоенность и связь с природой выступили важными предикторами поведения, но уступали интегрированной мотивации в доминантности. Негативные эмоции и поддержка климатической политики в России https://psy-journal.hse.ru/2023-20-4/875619892.html Современные исследования показывают, что связь между негативными эмоциями и проэкологическим поведением не является последовательной во всех контекстах, а различные негативные эмоции могут как усиливать мотивацию к действию, так и снижать ее. Настоящая работа представляет собой post hoc анализ роли негативных эмоций (а также социодемографических факторов) в российском контексте поддержки различных мер по митигации климатических изменений. На основе рандомизированного контролируемого эксперимента с общим размером выборки N = 246 оценивается выраженность шести негативных эмоций во взаимосвязи с восприятием изменения климата, а также их роль в усилении поддержки набора ключевых мер в составе климатической политики. Результаты показывают, что общая выраженность негативных эмоций положительно связана с поддержкой климатической политики, однако в разрезе отдельных мер по митигации климатических изменений этот эффект существенно различается. Что касается области социодемографических факторов, то с учетом факторной структуры данных о поддержке климатической политики поддержка набора налоговых мер оказывается в большей степени детерминирована образованием; поддержка мер в области энергетической инфраструктуры и бизнеса, а также защиты лесов и водоемов — гендером; последняя также отрицательно связана с уровнем дохода респондентов. В практическом смысле полученные результаты указывают на необходимость разработки взвешенной коммуникационной стратегии для привлечения внимания российского общества к климатическим изменениям, ознакомления с краткосрочными и долгосрочными эффектами введения различных мер противодействия изменению климата; построению информационного поля, способствующего созданию эмоционального отношения к проблеме, максимально эффективного для поддержки разрабатываемых государством и научным сообществом мер. Особенности проэкологического дорожного поведения жителей мегаполиса в условиях риска (на примере пандемии COVID-19) https://psy-journal.hse.ru/2023-20-4/875624166.html В настоящей статье рассматриваются результаты пилотажного исследования транспортного поведения жителей мегаполиса, связанного с предпочтениями более экологичных видов транспорта в ситуации высокого риска — пандемии COVID-19. Выборку исследования составили жители Москвы и Московской области: 58 человек (23 мужчины и 35 женщин). Были собраны данные об их предпочтениях при выборе транспорта в периоды до и во время пандемии (оценки собирались в ситуации наиболее острой изоляции) и спустя 6 месяцев пандемии (повторный опрос). Из первоначальной выборки количество респондентов, прошедших повторный опрос, составило 29 человек. Результаты проведенного пилотажного исследования показали, что жители мегаполиса существенно ограничили свои передвижения на общественном транспорте (как более удобном и более экологичном) во время пандемии, предпочитая использование личного автомобиля. Однако спустя полгода после снятия жестких ограничений мобильности и снижения уровня риска заражения COVID-19 (в летний период) выбор в пользу общественного транспорта стал возвращаться на допандемийный уровень. Также обнаружена положительная динамика в предпочтениях езды на велосипеде как активного способа передвижения. Полученные результаты продемонстрировали важность и необходимость, во-первых, проведения комплексных исследований, направленных на изучение предпочтений более экологически чистых видов транспорта, и, во-вторых, разработки мер, направленных на постепенное изменение паттернов, характерных для проэкологического поведения (например, использование общественного транспорта, велосипеда, электросамоката, отказ от использования дизельного топлива и др.) населения крупных городов. Такого рода меры должны стать частью государственной политики и отдельных локальных инициатив, направленных на формирование проэкологического сознания, обеспечивающего более оптимальное взаимодействие человека с окружающей средой мегаполиса. Адаптация и валидизация шкалы проэкологической мотивации на российской выборке https://psy-journal.hse.ru/2023-20-4/875624833.html Статья посвящена адаптации на русский язык шкалы проэкологической мотивации (Pelletier et al., 1998), проверке ее надежности и валидности, а также анализу ее факторной структуры. Методика основана на теории самодетерминации, где поведение определяется разными причинами и уровнем контроля, и рассматривает шесть видов мотивации: внутреннюю мотивацию, внешнюю мотивацию (состоящую из интегрированной, идентифицированной, интроецированной, внешне регулируемой мотивации), а также амотивацию. На выборке из 462 респондентов были подтверждены факторная структура шкалы и внутренняя согласованность подшкал. Также на выборке из 56 студентов была продемонстрирована тест-ретестовая валидность шкалы. Для исследования конвергентной валидности рассматривались корреляции типов мотивации с экологической обеспокоенностью и связью с природой. Наиболее самодетерминированные типы мотивации (внутренняя, интегрированная, идентифицированная и интроецированная) положительно связаны между собой и проэкологическими переменными. При этом идентифицированная регуляция, которая фокусируется на целесообразности проэкологических действий, является наиболее распространенной как в Канаде, где была разработана шкала, так и в России. Остальные типы мотивации также положительно связаны между собой. Внешне регулируемая мотивация, рассматривающая в данной шкале влияние окружения, а не экономических стимулов, наименьшим образом связана с другими переменными исследования. Дополнительно было рассмотрено влияние социально-демографических характеристик на виды мотивации, где пол и уровень дохода оказались значимыми переменными. Описанные в статье анализы и их показатели сопоставимы с оригинальным исследованием по разработке шкалы, что свидетельствует об эквивалентности адаптированной методики первоначальной. В результате проведенной работы были доказаны надежность, тест-ретестовая и конвергентная валидность адаптированной методики для измерения проэкологической мотивации. Шкала экологической обеспокоенности У. Шульца: адаптация и валидизация https://psy-journal.hse.ru/2023-20-4/875624997.html Для развития экологической психологии и более глубокого исследования предикторов проэкологического поведения необходимо расширение российского инструментария исследований. В связи с этим целью данной работы стала адаптация и валидизация шкалы экологической обеспокоенности, разработанной в 2001 г. У. Шульцем. Методика основывается на представлениях о ценностной природе аттитюда и рассматривает оценки важности современных экологических проблем для себя, других и органического мира, т.е. эгоистическую, альтруистическую и биосферическую обеспокоенность. Для изучения трехфакторной структуры шкалы были проанализированы данные трех исследований (всего 1333 респондента), в которых использовались незначительно разные формулировки вопросов. Протестированные 12 пунктов полной версии методики показали удовлетворительное соответствие эмпирическим данным. На основании анализа ковариаций и факторных нагрузок для каждого вида обеспокоенности было удалено по одному вопросу. После сокращения трехфакторная модель для шкалы продемонстрировала хорошее соответствие эмпирическим данным, а ее подшкалы — высокую внутреннюю согласованность. При этом показатели анализов для развернутых формулировок не отличались от сокращенных, соответственно, финальная версия шкалы обеспокоенности представлена с вопросами без дополнительных уточнений. Конвергентная валидность шкалы была доказана в результате корреляционного анализа видов обеспокоенности с конструктами ценностей и связи с природой. Было выявлено, что все виды обеспокоенности выше у женщин, чем у мужчин. Кроме того, биосферическая и альтруистическая обеспокоенности увеличиваются с возрастом респондентов и выше у жителей регионов России, чем у жителей Москвы и Санкт-Петербурга. Узел развития: от М.К. Мамардашвили к Л.С. Выготскому. Опыт персонологической компаративистики https://psy-journal.hse.ru/2023-20-4/875682356.html В разных контекстах разными исследователями были предложены различные модели акта развития. Настоящая работа посвящена выявлению общих черт этих моделей и попытке их продуктивного синтеза. Рассматриваются содержательные параллели между тремя моделями, сформулированными Л.С. Выготским: моделью инструментального акта, моделью зигзага свободного осмысленного действия и моделью динамики психологического возраста. Показаны структурная близость и преемственность, которые существуют между ними. В первой модели возникает идея непрямого движения; кроме того, важно, что опосредующее звено — X (культурное средство) — имеет «двойную природу»: вещную и смысловую. Во второй модели, созданной под влиянием диалога Л.С. Выготского с К. Левином, смысловое поле возникает как отдельный план, в котором должен выстроить свой маршрут действующий субъект. В третьей модели делается акцент на развитии самого субъекта через развитие его смыслового поля. Эти модели, в свою очередь, сравниваются с серией графических моделей развития, предложенных в разных контекстах М.К. Мамардашвили, реконструированных и обобщенных А.А. Парамоновым. Траектория движения в них очень близка траектории движения в работах Л.С. Выготского, но есть и различия. Во-первых, у М.К. Мамардашвили акт развития всегда запускается извне, через впечатление, в то время как у Л.С. Выготского может иметь место и произвольное обращение к средству. Во-вторых, модели М.К. Мамардашвили содержат наглядное представление этапа «выворачивания наизнанку» жизненного поля через выбранный символ-средство. Эта идея близка идее катарсиса, высказанной Л.С. Выготским в «Психологии искусства», однако не получившей наглядного выражения в его работах. Модели Л.С. Выготского и М.К. Мамардашвили рассматриваются как дополняющие друг друга. Предпринимается попытка совместить их «по общим точкам» на одном рисунке. Полученная модель самодвижения Я может служить иллюстрацией символического опосредствования (в противовес опосредствованию знаковому). Сравнительный анализ нового словаря дескрипторов личности с тезаурусом личностных черт А.Г. Шмелева https://psy-journal.hse.ru/2023-20-4/875683656.html Статья посвящена сравнению нового русского словаря описателей черт личности, разработанного авторами, с тезаурусом личностных черт, подготовленным А.Г. Шмелевым с коллегами в 1980–1990 гг. В новом словаре слова были отобраны из 140 тыс. прилагательных, существительных, глаголов и наречий. В ходе трехэтапного отбора по «немецкой методологии» были получены «полный» (2384 слова) и «сокращенный» (1253 слова) словари описателей черт личности. Из последнего были удалены однокоренные синонимы и антонимы. На разных этапах подготовки словаря описателей к исследованию подключалось от 6 до 45 экспертов разного возраста, пола, уровня компетентности. Для 624 слов из тезауруса А.Г. Шмелева были найдены полные аналоги в «полном» и «сокращенном» словарях. 1353 слова из тезауруса А.Г. Шмелева были отсеяны нами на разных этапах отбора (причины отсева обсуждаются в статье); 109 слов не обнаружили аналогов в первоначальном списке из 140 тыс. слов. 629 слов были в наших словарях, но отсутствовали в тезаурусе А.Г. Шмелева. Словарь А.Г. Шмелева на 26.2% совпадал с «полным» словарем и на 49.8% с «сокращенным» словарем. Выявленные различия в составе словарей не означают, что будут получены разные результаты при изучении структуры личности, так как ключевые характеристики личности могут быть отражены во всех рассмотренных словарях. В этом случае структуры черт личности, полученные на основе сравниваемых словарей, будут схожи. Если же структуры черт личности будут различаться, то это может быть объяснено методологией включения и исключения слов. Вклад семейных факторов в психическое здоровье младших школьников до и во время пандемии COVID-19 https://psy-journal.hse.ru/2023-20-4/875684937.html Целью эмпирического исследования являлось изучение вклада дистальных и проксимальных семейных факторов в психическое здоровье российских детей до и во время пандемии COVID-19. В исследовании приняли участие родители и основные воспитатели (опекуны, бабушки/дедушки) 1985 детей от 6 до 12 лет. Выборка 2011–2019 гг. включала 1403 ребенка (53% девочек; средний возраст M = 8.6; SD = 1.2); выборка 2020–2021 гг. включала 582 ребенка (50% девочек; средний возраст M = 8.8; SD = 1.4). В исследовании использовали получившие международное признание и валидизированные в России стандартизованные родительские опросники с установленной обоснованностью и надежностью. Психическое здоровье детей изучали с помощью опросника «Сильные стороны и трудности» (SDQ), семейные факторы — с помощью социально-демографической анкеты, краткой шкалы сплоченности семьи и краткой формы Алабамского опросника родительского воспитания (APQ-BF). Результаты исследования показали, что во время пандемии родители детей младшего школьного возраста ниже оценивали сплоченность семьи, реже применяли позитивные воспитательные практики и были менее последовательны при дисциплинировании детей. Высокий уровень вовлеченности родителей способствовал сохранению уровня просоциального поведения детей во время пандемии COVID-19, а при среднем и низком уровнях вовлеченности родителей выраженность просоциального поведения у детей во время пандемии снижалась. Рост экстернальных и интернальных проблем психического здоровья у детей во время пандемии наблюдался только в семьях с низким уровнем сплоченности. Низкий уровень образования родителей способствовал ослаблению негативного влияния проблем психического здоровья детей на их каждодневную жизнь, а высокий уровень образования родителей, напротив, создавал риск повышенного влияния данных проблем. Полученные результаты могут быть использованы с целью разработки обоснованных программ профилактики и коррекции проблем психического здоровья детей младшего школьного возраста и их семей. Структура ценностей во время пандемии COVID-19 https://psy-journal.hse.ru/2023-20-4/875696472.html Во время пандемии COVID-19 люди столкнулись с рисками для жизни и здоровья, беспокойством за своих близких и ограничениями, ухудшающими качество жизни, поэтому допустимо предположить, что их структура ценностей могла измениться на индивидуальном и групповом уровнях. Целью исследования стал сравнительный анализ структуры ценностей молодежи и лиц среднего возраста на разных этапах пандемии COVID-19. Для измерения ценностного профиля использовался опросник Ш. Шварца (PVQ-R), который респонденты заполняли в два этапа. На первом этапе опросник заполнялся с помощью методического приема «ретроспективного оценивания», т.е. респондентов просили вспомнить свое состояние «до пандемии» (первый замер) и «первой волны» (в апреле 2020 г., второй замер). На втором этапе просили оценить их актуальное состояние на текущий момент, т.е. после спада «второй волны», в период начала распространения вакцинации (январь — март 2021 г., третий замер). В исследовании приняли участие 108 респондентов (86 женщин, 22 мужчины) в возрасте от 18 до 59 лет. Сопоставлялись обобщенные групповые ценностные профили трех замеров. Все ценности из групп «Открытость к изменениям», «Самоутверждение» и «Универсализм» имели динамику «вниз-вверх»: снижались во время «первой волны» и повышались при ослаблении угрозы. Для консервативных ценностей динамика была противоположной, «вверх-вниз», т.е. во время сильного стресса увеличивалось стремление к общественной стабильности, соблюдению правил, обязательств, традиций, что выполняло защитную функцию. Ценности индивидуального характера снижались, пока человек ощущал угрозу своему привычному существованию. Также была выявлена устойчивость системы ценностей: когда опасность уменьшилась, ценностные предпочтения вернулись в исходное состояние. Для половозрастных различий было установлено, что у женщин и у молодых респондентов структура ценностей более «подвижна» по сравнению с мужчинами и с респондентами среднего возраста соответственно. Исследование социальной устойчивости в контексте переходного периода в жизни мигрантов: мозаика качественных методов https://psy-journal.hse.ru/2023-20-4/875697322.html Миграция является психосоциальной проблемой, и опыт адаптации мигрантов в новой стране формируется под воздействием совокупности взаимосвязанных факторов окружающей среды. Отсутствие социальных аспектов устойчивости, а также отраслевые ограничения и предубеждения не способствуют методологической строгости и гибкости, необходимым в исследованиях социальной устойчивости как явления, возникающего на стыке социальных, культурных и политических факторов среды. Исходя из теории социального конструкционизма, в этой статье мы обосновываем необходимость применения мозаики исследовательских методов и предлагаем методологическое руководство для исследования социальной устойчивости мигрантов, находящихся в многослойной среде и осуществляющих взаимодействие на уровне «человек-среда». Предлагаемые методы включают наблюдение за испытуемыми, биографические интервью, дневники устойчивости, фокус-группы, семинары для участников и совещания экспертов. Включение методов, адаптированных к участникам исследования, позволяет услышать голос каждого, а также привлечь экспертов и социальных работников к анализу ориентированных на участников данных. Концепция использования методологической мозаики при изучении социальной устойчивости и миграции обеспечивает прочную основу для проведения междисциплинарных социальных исследований. Такой подход позволяет привлекать экспертов из разных отраслей и опираться на различные точки зрения при консолидации отдельных методологических компонентов. Мозаика качественных методов, описанная в статье, может применяться для развития взаимосвязанных и адаптированных к участникам стратегий сбора данных, а также для получения целостного понимания жизненного опыта мигрантов. Данная статья является по сути предложением методологического подхода и при этом вносит свой вклад в расширение стратегий и интеграции методов исследований феномена миграции. Психологические корреляты кинопредпочтений в ситуации пандемии COVID-19 https://psy-journal.hse.ru/2023-20-4/875786584.html В статье представлены результаты эмпирического исследования, продолжающего серию наших работ в области психологии кино и направленного на получение новых данных о психологических закономерностях его выбора. Изучалась связь индивидуально-психологических характеристик субъекта, особенностей психологического реагирования с кинопредпочтениями в ситуации пандемии COVID-19. Всего в онлайн-опросе, проведенном в период введения карантина (май – июнь 2020 г.), приняли участие 1109 человек, данные 811 (283 мужчин и 528 женщин) из которых были отобраны для анализа. Почти половина респондентов (46.1%) стали смотреть фильмы чаще во время карантина. Участники выполняли следующие методики: оригинальная методика «Кинопредпочтения», краткий тест «Большой пятерки» TIPI-RU, методика «Индикатор копинг-стратегий» Дж. Амирхана, методика диагностики самооценки уровня тревожности Спилбергера — Ханина. Обнаружено, что выбор фильмов в ситуации распространения пандемии и введения ограничительных мер определялся как полом и стабильными психологическими характеристиками (чертами личности: экстравертность, дружелюбие, добросовестность, эмоциональная стабильность, открытость новому опыту), так и менее устойчивыми (копинг-стратегиями: разрешение проблем, поиск социальной поддержки, избегание проблем; показателями тревоги: ситуативная тревожность, тревога как обеспокоенность пандемией). Пол и черты личности явились сильными предикторами большинства жанровых предпочтений. Однако выбор эмоционально напряженных, реалистичных и развлекательных фильмов был также связан с копинг-стратегиями и уровнем тревоги. В период карантина люди обращались к таким жанрам в силу своих индивидуально-психологических особенностей и исходя из актуальных потребностей.